Генезис_эго
Мы выбрали чужие имена, забыли только души поменять...
Уснуть с тобой.

Автор: Фарфалла. Оригинал здесь: ksarchive.com/viewstory.php?sid=591
Фэндом: ТОС
Пейринг: К/С
Рейтинг: детский
Дисклеймер: Все не мое, выгоды не извлекаю. Персонажей на поиграть взяла.

Спок поднес ко рту последнюю ложку с аппетитнейшей тефтелькой из моркови и сельдерея, как вдруг до него донесся резкий голос из другого конца столовой.
- Мистер Спок? Нет, не спит он с капитаном, - громко возмущался лейтенант Кевин Томас Райли, - он не спит ни с кем из членов экипажа. Это развлечение не для него.
- У Спока свои представления о развлечениях, - ответил Чехов, - Интегральные уравнения. И компьютеры.
- Капитан Кирк никакой не компьютер, - взвился Райли. - Несомненно, они – друзья и все. Что заставляет вас думать по-другому?
- Я повторяю только то, что слышал, - сказал Чехов.
- Не стоит верить всему, что слышишь, - проворчал Райли.
- Ну, капитан Кирк – единственный человек, которому Спок позволяет прикасаться к себе, - оправдывался Чехов.
- Я же говорю, что они лучшие друзья, - сказал Райли. - Я только не не могу себе представить, чтобы он или какой-нибудь другой вулканец спал с кем-нибудь из нас. С их точки зрения это нелогично, - особенно, если не будет потомства.
Чехов поперхнулся, и капли борща забрызгали весь стол. «Потомство?», - хихикал он, задыхаясь, - «Представляете себе мистера Спока … беременным?»

Вдруг Райли застыл и побледнел:
- Чехов, обернитесь.
- Что?
- Добрый день, мистер Райли, мистер Чехов, - Спок бесшумно появился за спиной Чехова. Лицо у старшего помощника окаменело. – К вашему сведению, я не сплю с капитаном Кирком, и требую немедленного прекращения всяческих разговоров на эту тему в общественных местах корабля и, особенно, в столовой. Это приказ.
Он резко развернулся и вышел. Это произвело ожидаемый эффект.
- Дерьмо, - Райли нервно засмеялся.
Чехов покраснел, как борщ в его тарелке. Он сосредоточенно терзал ложкой картошку. Девушки медсестры, сидевшие за соседним столиком, которые слышали все, захихикали.

***
Маккой нагнал капитана в коридоре, когда тот шел к мостику.
- Джим? Есть минутка?
- Что случилось, Боунз? – обернулся Джим.
Маккой оглядел коридор и, убедившись, что они одни, прошептал:
- Сестре Чаппел другие сестры сообщили, что Спок сказал, что вы не были вместе. Что у вас случилось?
- Медсестры? – удивился Кирк, - Почему Спок обсуждал с медсестрами наши отношения?
- Он ни с кем не обсуждал, - объяснил Маккой. – Он отругал Чехова и Райли. Или это были Чехов и Сулу…, или Райли и Сулу…

Кирк усмехнулся:
- Ну да, ну да. Короче, слухи, и никто точно не знает, кто что кому сказал.
- Значит, у вас все хорошо?
- Просто замечательно, - ответил Кирк с выражением тихого блаженства.
- Рад это слышать. Просто я проверил медицинские компьютеры на этой неделе. И узнал, что вы спите каждый в своей каюте. А тут еще эти слухи. Ну вот и заволновался. К счастью, я оказался неправ.

- Пары на Вулкане обычно не спят вместе. Не волнуйся – мы много времени проводим друг с другом перед сном, - сказал Кирк, - но спасибо, что ты так о нас заботишься.
Они вошли на мостик.

Кирк уселся в капитанское кресло. Поблагодарил девушку-кадета за кофе. Но пока он его потягивал, в мозгу билась одна мысль. Что если Спок действительно в разговоре с кем-то из членов экипажа отрицал их отношения. Разумеется, это никого не касается, кроме них двоих, но все же…
Вдруг Спок стыдится их отношений?
Может, он боится, что если экипаж узнает правду, всей недосягаемости вулканца придет конец? И экипаж перестанет его слушаться? Или, того хуже, он опасается столкнуться с гомофобскими настроениями?

Кирк потягивал кофе и наблюдал за Споком, который работал возле научной станции. Его возлюбленный был так красив, так совершенен… и так закрыт. Джим не сомневался, что даже если Спока что-то гложет, он сумеет неделями скрывать это даже от него.

Когда кадет принесла бумаги на подпись, Кирк отложил свои тревоги до более подходящего времени и принялся за работу.

***
После ужина в столовой Кирк и Спок вернулись в каюту капитана. Джим не касался мучающей его темы, но в их обычной вечерней беседе чувствовалось некоторое напряжение.

Спок не мог не заметить этого напряжения, но он молчал пока они не оказались в каюте капитана. Убедившись, что они одни, он сказал:
- Я вижу, тебя что-то тревожит.
- Да, - признался Кирк. Он заглянул глаза Спока и прикоснулся к его руке. – Я только хотел тебе сказать, как это здорово, что ты со мной.
- Я также весьма удовлетворен этой ситуацией.
Глаза Кирка потеплели:
- Ты уверен? Ты не стыдишься…, ну, что влюблен? Я имею в виду, как вулканец?
Спок изобразил глубокую работу вулканской мысли, затем заявил:
- Я бы не пришел к тебе, если бы не преодолел этот барьер.
- Ну, в общем, я так и думал.
- Джим, что тебя беспокоит?
- Вероятно, это пустяки … просто слух, - он взял руку Спока, отвел глаза, затем снова взглянул на него. – Маккой услышал, что ты сказал кому-то из экипажа, что мы не были вместе.
- Если быть точным, капитан. - облегченно произнес Спок, - я дословно сказал: «мы не спали вместе», и я могу тебе напомнить, что мы, действительно, не спали вместе.
Отвисшая челюсть Кирка успела вернуться на место прежде, чем его лицо озарилось неподражаемой улыбкой.
- Ах ты, грязный вулканец! – он обеими руками похлопал Спока по плечам.
- Я не грязный, - надменно сообщил Спок. Его рот не улыбался, но по характерному изгибу бровей Джим сразу понял, что он смеялся, насколько, вообще, вулканец может смеяться.
- Тогда трусливый, - Джим сжал плечо Спока. – Пошли, шахматы ждут нас.

Шахматная партия и час любви потом. Они лежали в постели Джима, гладя волосы друг друга. Джим вспомнил их сегодняшнюю беседу.
- Знаешь, я раньше никогда не думал об этом. Но это странно, почему, когда люди занимаются любовью, это называется «вместе спать». Особенно, когда они вместе как раз не спят.
- Вулканцам кажется нелогичным отвлекать друг друга во время сна.
- Отвлекать.. Да, но это может быть очень приятно, когда любимый человек рядом с тобой в то время, как ты видишь сны.
- Если я правильно понял, ты интересуешься, могу ли я спать рядом с тобой?
- Я был бы счастлив, если бы ты попробовал, - нежно прошептал Кирк, взмахнув ресницами, - Спи со мной, Спок! – добавил он для пущего комического эффекта.

Спок тщательно обдумал это предложение. Прежде он всегда спал один, его так воспитали, что уединение в период отдыха – это логично. Но после занятий любовью с Джимом или даже после партии в шахматы так не хотелось расходиться на ночь. Он понял, что мысль о том, чтобы остаться посещала его и раньше.

- Я останусь, - согласился Спок, - полагаю, что ты не будешь продолжать… отвлекать меня всю ночь, так как от нашей концентрации внимания зависит безопасность судна.
- Конечно, - Джим крепко его обнял, затем встал, чтобы выключить свет.
Это было потрясающе: скользнуть под одеяло и обнаружить там горячее тело Спока.
- Мы правильно сделали, что легли спать значительно раньше, чем обычно, - подумал Спок, - для меня может потребоваться некоторое время, чтобы приспособиться.

В темноте пальцы Джима коснулись Спока: «Что ты чувствуешь сейчас? Я тоже хочу это почувствовать вместе с тобой. Скажи мне.»
- Мой пульс несколько ускорен, что характерно для нервной системы моей человеческой половины, - прокомментировал Спок, - и я стараюсь контролировать свое тело, чтобы не потревожить тебя неосторожным движением.
- Это нормально, - сказал Джим, - Я помню, как, когда мне было пятнадцать лет, у нас ночевал соседский мальчишка. Он был моим другом, и моя мать сказала, что он может остаться ночевать. Я вовсе не был в него влюблен, - но само его присутствие в моей кровати не давало мне уснуть. Я заснул очень не скоро, хотя мы только разговаривали.
- Видимо, в то время твои психологические границы были шире, чем теперь, - указал Спок. – Ты не хотел касаться твоего гетеросексуального друга, но у тебя самого таких запретов нет. И у нас таких запретов не должно быть. Но я не знаю, какими частями тела земляне могут соприкасаться во сне. Если бы ты уснул, как у вас говориться «в моих объятиях», то я вряд ли смог бы заснуть.
Джим захихикал:
- Не волнуйся. Если бы я заснул в твоих объятиях, у меня бы пот закипел.

Он сжал руку Спока:
- Касаться руками не слишком тесный контакт для тебя?
- Нет, я спокойно переношу такое прикосновение, так как, оно используется в обычной жизни.
- Мы можем коснуться ногами или бедрами, - с надеждой предложил Джим.
- Возможно, - тон Спока стал скептическим.
- Ну, не все сразу. Но, главное, ты не будешь бояться касаться меня во сне. Обещаю не кувыркаться через тебя.
- Как пары, спящие вместе, узнают, когда перестать разговаривать и начать спать?
- Ну, у меня это всегда было как-то естественно. Кроме как с Дженис Лестер. Она меня пинала, и велела заткнуться.
- Могу искренно обещать, что не буду преднамеренно тебя пинать, - сказал Спок. – Однако, я бы предпочел, чтобы можно было прекратить разговор в какой-то определенный момент, а не ждать, пока это «случиться естественно». Так как я – вулканец, то могу бодрствовать в течение многих недель, но не стоит злоупотрблять сложной медитативной техникой просто ради ночной беседы.
- Чья бы корова мычала.. – поддразнил Джим, - я-то не могу не спать неделями.
- Я полагаю, настало время для сна.
Джим зевнул: «Спокойной ночи, Спок.»
- Спокойной ночи, Джим.
- Спок?
- Да.
- Если те члены экипажа, которые говорили о нас, узнают, что сегодня ты спал здесь, то решат, что это они нас спровоцировали.
- Спи, Джим, - Спок сжал его руку.

Спок ожидал, что дыхание Джима или его храп будут мешать ему заснуть, он опасался даже, что стук сердца друга будет беспокоить его. Но, оказалось, что все было удобно, а главное, правильно. Разделенность дремы не напрягала, а сделала мгновения перед сном более сладкими, чем он мог себе представить. И скоро, очень скоро, Спок предпочел этот вид сна любому другому.

И утром Маккой, включив компьютер, с радостью увидел, что Спок остался ночевать у Джима. И весь день доктор ходил страшно довольный собой.


@темы: чужое, легшее на душу, хи-хи, слэш, Звездный путь TOS